СЛУШАЕМ BRYSTON BDP-2

Канадская компания Bryston обновила свой цифровой проигрыватель аудиофайлов BDP-2. Теперь в нём установлена новая плата цифрового интерфейса и обновлён софт. Обладателям предыдущих версий проигрывателя предлагается апгрейд, предусмотрена также возможность установки внутреннего накопителя (опция). Все вновь продаваемые проигрыватели BDP-2 уже укомплектованы новой цифровой платой. Внутренний же накопитель можно установить дополнительно, и получить полноценный музыкальный сервер, на котором хранить любимые записи. По рекомендации производителя оптимальный объем памяти от 500 Гб до 1 Тб, дополнительное удобство – возможность управления с гаджетов.

 


Мне довелось прослушать этот источник и до апгрейда, и после – уже с новой цифровой платой и установленным SSD-накопителем. Разница в звучании оказалась довольно заметной – в пользу обновлённого варианта. Но для начала пару слов об использованных компонентах – они не менялись, это базовый комплект Bryston, применённый при всех прослушиваниях. Поскольку проигрыватель не имеет аналоговых выходов, он был подключен к ЦАП Bryston BDA-2. В тракте также был задействован предусилитель Bryston BP-17, усилитель мощности Bryston 4B-2, акустические системы Bryston Middle T и кабели Neotech.
Классная аппаратура не должна иметь жанровых предпочтений, она должна одинаково хорошо воспроизводить классику и рок, джаз и блюз, горловое пение и японские барабаны – всё максимально близко к оригиналу. Применительно к цифровой записи это означает ещё индифферентность к носителю, будь то компакт-диск, флешка или винчестер – естественно, речь идёт о файлах одного формата.
Для теста с USB-накопителя были использованы файлы в формате WAV16 бит/44,1 кГц, скопированные с компакт-дисков разных периодов и методов записи (AAD, ADD, DDD).Эти же файлы затем были скопированы на внутренний накопитель, на слух в звучании не было никакой разницы.
Первое, что «бросилось в уши» при прослушивании обновлённого проигрывателя по USB– возросшая детальность воспроизведения, бережное отношение к самым тонким нюансам звучания и точная передача особенностей различных методов записи. Не буду строить гипотезы по поводу джиттера, коррекции ошибок и прочего – но однозначно, это заслуга новой платы цифрового интерфейса. Записи, знакомые ещё с детства до последней ноты, открылись с новой стороны.
Это может показаться фантастикой, но монофонические записи конца 50-х – начала 60-х годов таинственным образом обрели глубину и объём. Задние планы настолько чёткие, что невольно веришь в реальность происходящего – для полноты эффекта присутствия недоставало только стереопанорамы, инструменты и исполнители «выстроились в затылок». И это при том, что тональный баланс этих «доисторических» записей, мягко говоря, далёк от идеала – но эмоциональное воздействие потрясающее (наверное, потому, что звукорежиссёры той поры практически не вмешивались в сигнал микрофона).
Стереофонические записи, выполненные в микрофонной технике с аналоговым сведением, давали чёткую локализацию инструментов. В некоторых эпизодах даже были слышны мелкие огрехи звукорежессуры – так, микрофон при записи рояля для большей солидности звучания был установлен излишне высоко, в результате образ рояля получился натуральным по величине, но невысоким, примерно на уровне журнального столика. Студийные записи 70-х и начала 80-х годов, выполненные в смешанной технике, сразу выдаёт искусственный характер локализации инструментов, записанных напрямую с пульта, в более поздних записях этот эффект проявляется в меньшей степени.
Полностью цифровые записи сразу выделились великолепным тональным балансом с яркими высокими частотами, «плотным» басом и напористым звучанием. Причина кроется в методе записи – чтобы максимально использовать возможности аналого-цифрового преобразователя, в каждом канале записи применяется сжатие динамического диапазона с ограничением максимумов и минимумов громкости, в результате при неумеренной компрессии страдает передача пространства – здесь от звукорежиссёра зависит очень многое. Многое зависит и от математики цифрового сведения, поэтому стереокартина и глубина таких записей весьма индивидуальны, и обновлённый проигрыватель эту разницу продемонстрировал. В каждом цифровом аудиофайле есть своя «тёмная сторона»…
Я уделил внимание именно техническим аспектам звукозаписи, не называя конкретные фонограммы, поскольку не только содержание, но и метод записи оказывает несомненное влияние на эмоциональное восприятие музыки. И оно сугубо индивидуальное. Тональный баланс, локализация, глубина, объём и «воздух» воспринимаются всеми слушателями по-разному, и «шкала предпочтений» у каждого своя, ведущая начало от первого проявления интереса к хорошему звучанию.
В дополнительном тесте использованы также файлы высокого разрешения (FLAC 24 бит/192 кГц) с внутреннего накопителя. Тут сравнение с первых же звуков оказалось совсем не в пользу 16-битного разрешения… Широкая сцена, выходящая за пределы стеореобазы, необычайный объём и глубина, много воздуха, сочный и динамичный бас, переливы звучания тарелочек-треугольничков вместо привычного цифрового «цыканья». И дело даже не в широком частотном диапазоне (с возрастом слух не улучшается), – нет, дело именно в углублённом разрешении – и, как следствие, неискажённом воспроизведении самых слабых сигналов. И правильной их передаче на ЦАП, не зря разработчики новую плату сделали.
Что можно сказать в итоге? Проигрыватель и раньше был очень хорош, а сейчас стал просто великолепен. Складывается ощущение, что воспроизводится исключительно все, что было записано на носителях. Естество и натуральность звучания позволяют услышать детали, о которых раньше даже и не подозревал. Не боюсь повториться – записи из моего «тестового набора», знакомые до последнего скрипа педали и чихания слушателей, если и не открыли новые стороны, то проявили те оттенки, которые раньше только угадывались. Прослушивание затянулось до глубокой ночи и доставило истинное удовольствие.
Мой внимательный и умудрённый опытом читатель-аудиофил конечно спросит, рекомендую ли я этот проигрыватель в качестве обязательного компонента серьёзной звуковой системы? Мой ответ будет совершенно однозначным – конечно ДА!

 

Анатолий Белкин

 

Контактный телефон:   +7 (495) 139-80-49   |   Политика обработки персональных данных